Чистая посадка

Заказать самолет в Узбекистан

Чистая посадка

Чтобы самолеты, которые полетят в Узбекистан после карантина, были наполнены пассажирами и туристами, кроме открытия рынка авиаперевозок и установки адекватных цен на билеты, нам точно необходима ещё хорошая эпидемиологическая репутация, пишет колумнист Дмитрий Поваров.

Регулярное международное авиасообщение, приостановленное Узбекистаном в марте, начало восстанавливаться в сентябре, однако его фрагментарность пока не делает погоду для Uzbekistan Airways. Власти всерьёз озабочены такой ситуацией, президент Шавкат Мирзиёев поручил с 2021 года поэтапно возобновить авиасообщение со странами Европы, Юго-Восточной Азии, Пакистаном, Японией.

Руководство национального авиаперевозчика, конечно же, не против скорейшего возвращения к уровню полётов доковидных времен. «Тоскуют руки по штурвалу» не только из-за технического, но и вполне обыденного экономического интереса: самолеты должны летать, а на стоянках в ангарах они приносят одно денежное расстройство. Но не всё здесь зависит от авиаторов, как отечественных, так и зарубежных.

Нынешнюю ситуацию на рынке авиаперевозок хорошо иллюстрирует четверостишье из стихотворения Владимира Высоцкого «Москва — Одесса»: «Взлетим мы, распогодится — теперь запреты снимут! / Напрягся лайнер, слышен визг турбин / Сижу как на иголках: ну а вдруг опять не примут — / Опять найдется множество причин».

Доводам авиаторов противостоят аргументы медиков и санитарных служб. Увеличение рейсов есть увеличение рисков. И от количества перевозчиков на рынке именно в этом вопросе зависит немногое. Ответственность и Uzbekistan Airways, и любой зарубежной авиакомпании заканчивается, как только пассажиры спустятся с трапа. Дальше мы попадаем в руки служб, которые сильно озабочены вопросами гигиены и контроля.

На международных рейсах, помимо отечественной санэпидслужбы, свои резоны есть у аналогичных инстанций за рубежом. Поэтому, к примеру, вопросы обитателей соцсетей «Почему „Хавошка“ до сих пор не возобновила рейсы в Бангкок?» с той же решительностью и натиском можно адресовать и властям Таиланда. Последние, кстати, испытывают сильное давление со стороны местного населения из-за схлопывания туристического сектора. Тайские эпидемиологи, в отличие от египетских или мальдивских, пока решили, что здоровье людей дороже денег, продолжают держать санитарный строй и авиасообщение с нами не открывают.

  Два месторождения НГМК планируется сделать объектами туризма

На российском направлении ситуация из-за ковида меняется как флюгер в ненастную погоду. Сегодня авиационные власти договорились, согласовали, но нагрянула очередная волна, и все договоренности летят в корзину. При этом надо учитывать, что расписание по-хорошему составляется на год вперед.

Тайские пляжные красоты и рынок труда в России — безусловные драйверы для роста отечественного спроса на авиабилеты. Туризм — это всё-таки экспортная отрасль: иностранные граждане приезжают с долларами или евро, чтобы полюбоваться нашими достопримечательностями. На совещании с участием президента речь шла именно о том, как вдохнуть в этот сектор новые возможности, найти новые пути и маршруты.

По экспертным оценкам, именно туризм обеспечивает около 70% оборота любого перевозчика. На эту тему в Саудовской Аравии, где туристический сектор составляет около 10% ВВП, есть анекдот. Иностранец, приехавший в Эр-Рияд, спрашивает у таксиста о его любимой достопримечательности в городе и слышит в ответ: «Аэропорт».

Для наполняемости самолетов помимо открытия рынка новым перевозчикам и установки адекватных цен на билеты странам въездного туризма сегодня точно ещё необходима хорошая эпидемиологическая репутация. Осенью мы её немного подпортили историей с ковидной статистикой, реакцией чиновников на критику, коррупционными историями. Сегодня доверие зарубежных гостей нужно возвращать.

Очень важно, чтобы, выйдя из самолета, иностранный турист, направляясь на экскурсию, заходя в кафе, верил в то, что там он не заразится COVID-19. Невзирая на гражданство. Ведь зараза бьёт не по паспорту, а по лёгким. Будь то какой-нибудь богатый турист из Штатов или путешествующий автостопом дауншифтер — вирусу безразлично.

Но, прежде всего, мы должны быть честны сами перед собой. Что контролируем эпидситуацию, не прячем данные и окажем помощь в случае необходимости. Такая программа вроде бы у нас есть. Как она будет работать в действии, мы сможем узнать как только турпоток в страну возобновится. Это важно не только для имиджа властей, и это не очередные менторские нотки патриотизма. Просто когда лжи становится даже чуть меньше, то и жить легче — всем, а не только уважаемым зарубежным гостям.

  В Самарканде представили проект канатной дороги

Дмитрий Поваров

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий